"Во все века покой нам только снится, а сказка повторяется опять... И если выдрал полхвоста жар-птицы - заставят все на место повтыкать" (С) Потаня
Прочитала статью в АиФ. И что-то из меня поперло. Вопрос - стоит ли это отправлять? На статью не тянет. Так - писк души....

Уважаемая редакция!

Я не знаю, можно ли нижеизложенное считать попыткой написать статью… Или это просто читательский отзыв…

Сегодня прочитала статью памяти Владимира Высоцкого в «Аргументах и Фактах» № 4, 2008, в которой была следующая фраза: «…он кажется немыслимым в наше время, уже точно и жестко названное «нулевым» - и что-то внутри меня запротестовало. Почему? Потому что это не так. Наше время - это не «время ноль», ибо ищущий найдет, полет души в карман не спрячешь. И если на рекламных фасадах – дешевый сусальный гламур, если звучит фанера, если тексты равно далеки от смысловой нагрузки и культуры речи, если с экранов лавиной течет мыльная пена сериалов – значит творчество, то самое, живое - оно просто не там. Но оно есть. Потому что нельзя убить душу одного поколения, отражающую наследие другого. Оно там, где не так часто покупают и продают. Вот и все.

Я хочу рассказать о том, о чем говорилось много раз, но очень редко эти разговоры отражали реальную картину вещей. Я хочу рассказать о тех, кто до сих пор собственным гимном, пусть с долей шутки, называет «Балладу о борьбе» Владимира Высоцкого. О виде искусства, которое официально не желают считать искусством. О живом театре импровизаций, который чаще всего называют просто молодежным движением - о ролевом моделировании. На эту тему писалось неоднократно. Но все, что мне до сих пор приходилось читать, не отражало действительности, было просто конфетной оберткой или дешевой сенсацией, завлекательно мелькающей рыцарскими плащами и гремящей деревянными или дюралевыми макетами мечей.

Достаточно заметным ролевое моделирование стало ко второй половине 90-х годов. Собственно, тогда установились его основные течения и каноны, произошло разделение на историко-познавтельное, каскадерско-постановочное, спортивное и театральное направления. Каждое из этих направлений получило свое развитее, но сейчас я хочу рассказать именно о театральном, не столь наукообразном, как первое из упомянутых, и не настолько широко освещенном в прессе, как второе и третье.

Обычная комната, в обычной киевской квартире. Сейчас здесь начнется игра – импровизационная постановка по мотивам пьесы Джона Бойнтона Пристли «Опасный поворот». Ни кто из актеров не знает, по какому литературному произведению будет игра, да и, как потом выяснилось, фильма «Не будите спящую собаку», на момент вхождения в образ ни кто не вспомнил – режиссер, или как его здесь называют, мастер, достаточно аккуратно дал каждому из исполнителей предигровую начитку, сделал это еще неделю назад – рассказал о психотипе, прошлом и взглядах на жизнь его персонажа, не вызывая четких ассоциаций с сюжетом и описанным в пьесе финалом. Задача актеров – наиболее полно отразить описанный мастером персонаж, вовремя и к месту использовав полученную информацию. Декорации – условны, реквизит расставлен. Актеры поправляют костюмы. После 10 минут на сосредоточение на личности персонажа начинается игра.

В этом театре нет стороннего зрителя – присутствие зрителя убьет его. Единственный, кто не прилагает актерских усилий – это мастер-режиссер. Он единственный наблюдает за происходящим со стороны. Здесь нет репетиций, ведь каждая постановка – живое действо, река в которую нельзя войти дважды. Такую постановку практически невозможно записать на видео – камера способна запечатлеть одну плоскость происходящего, что при непредсказуемости сюжета и невозможности отснять дубли, не даст полноты картины. Здесь каждый играет свою роль и смотрит свой спектакль под своим личным углом зрения.

Через несколько часов, когда, как это ни странно, сюжет завершился идентично пьесе, звучит заветное «всем спасибо» мастера и актеры снова становятся обычными студентами и служащими мелких фирм и отправляются пить чай и делиться впечатлениями о увиденном и пережитом их персонажами. Действо состоялось. Хотя зачастую финал игры может кардинально отличатся от описанного в базовом произведении.

Так живет это… Хобби? Род искусства? В нем давно уже есть звезды и звездочки, есть топовые постановщики, есть известные мастера костюма и реквизита. Играют в помещениях, играют на открытом воздухе. Здесь пишут свои песни – для или по постановкам.

Единственное чего здесь нет – это фальши и погони за деньгами, нет дутых имен. И до сих пор ролевое моделирование настороженно относится к идее возможной собственной коммерциализации, не смотря на то, что подготовка даже двухчасовой игры – огромный труд, на который мастер затрачивает время, силы и деньги. И не важно – идет ли постановка рыцарского романа, криминальной драмы или авторской сказки. Важно то, что жажда творчества, того, истинного, которое за деньги не купишь, еще жива.

С уважением, Шматченко Ирина.


@темы: околоролевое